МОСКВА, 4 ноября 2021, Институт РУССТРАТ. Климатический саммит, который G-20 провела в Глазго и Риме, прошёл не по плану – личного присутствия президентов России и Китая Владимира Путина и Си Цзиньпина добиться так и не удалось. Хотя из Белого Дома и сообщили о том, что 90 государств согласились поддержать провозглашённые США и ЕС цели – уменьшить к 2030 году количество выбросов метана на 30%, реально сделать это без России, Китая и Индии, которая также отказалась подчиниться этому требованию, не получится.

Одной из целей устроителей саммита было продемонстрировать одиночество России и Китая перед лицом солидарного Запада. Однако отсутствие Путина и Си, выступивших перед участниками саммита в режиме видеоконференции, не позволило показать миру, что Запад един, а Россия и Китай изолированы и вынуждены выслушивать нотации и поучения. Это вызвало досаду Байдена, хотя премьер-министр Японии Фумио Кисида тоже не приехал и выступал по видеосвязи.

Пришлось сдвигать акценты СМИ на решения саммита, где мнения разделились: Италия нашла в позициях России и Китая позитивные перемены, а США разочарованы – и понятно чем. Россия не намерена закрывать свою угольную отрасль. ЕС, как показал энергокризис, также к этому не готов, но в отличие от России и Китая, его за это никто не упрекает.

Отныне и до конца текущего столетия экологическая тема сконцентрирована не на заболеваниях человечества от высоких пылевых и газовых выбросов, а на климатической угрозе от глобального потепления, где природные факторы занимают 40% причин, а последствия человеческой деятельности 60%. Климатическая повестка стала осью глобальной геополитики, средством борьбы за гегемонию в мире.

Настоящими целями устроителей саммита в Глазго и Риме были цели, читаемые между строк, а не выраженные в итоговой декларации. Вот что сказано в одном из пунктов этой декларации, относящемся к «справедливой и честной» цифровой экономике:

«Мы признаем роль технологий и инноваций в восстановлении мировой экономики и в устойчивом развитии. Мы понимаем значимость политики, направленной на создание раскрывающей потенциал, инклюзивной, открытой, поддерживающей честную конкуренцию цифровой экономики, которая способствует применению новых технологий, позволяет бизнесу и предпринимателям процветать, защищает и дает права потребителям».

Мы видим трансфер политического языка, вводимого в оборот в 2020 году организаторами Давосского Всемирного Экономического Форума Клаусом Швабом и Линн Форестер де Ротшильд. Теперь термин «инклюзивный» мы будем видеть везде и всюду – началась мягкая инфильтрация терминологии и идей глубинного государства посредством своих информационных фронтменов в политический язык и политическую практику Запада.

В этом смысле прошедший климатический саммит есть продолжение целей, провозглашённых на Давосском ВЭФ и попытка их практической реализации на кейсе климата и отчасти проблематики пандемии. Неслучайно в декларации климатического саммита цифровизация упомянута в контексте не только климата, но и восстановления после кризиса, вызванного пандемией. То есть блок по цифровизации выходит за пределы климатической повестки и увязывается с проблематикой макроэкономики.

«Цифровая трансформация обладает потенциалом повышения производительности, укрепления процесса восстановления и содействия всеобщему процветанию на широкой основе» – говорится в декларации.

Так через климатическую повестку как повод в политику втаскивается глобалистское обоснование цифровизации как основы вообще всякого социального и экономического развития. Естественно, на основе равномерного распределения выгод внутри стран и секторов экономики, а также между государствами, – моральная санкция на замыслы Шваба и Ротштльд есть непременное условие легализации цифровизации.

Обилие пропагандистских клише из словаря леволиберальной глобалистской политической секты есть непременное условие публикации их тезисов. Но именно через климат протаскивается тема господства корпораций над всеми важнейшими процессами в мире.

«Мы признаем важность надлежащей системы корпоративного управления и хорошо функционирующих рынков капитала для поддержки восстановления и с нетерпением ожидаем пересмотра принципов корпоративного управления G20/Организации европейского экономического сотрудничества».

О государстве как в доме повешенного о верёвке – ни слова. Проблему климата глобалисты собираются решать через рынки капитала и корпоративное управление. Государству остаётся лишь функция социальной защиты, но без произнесения слова «государство». По умолчанию. Потому что в дальнейшем и социальной защитой должны будут заниматься корпорации. Они будут определять, что и как будут делать государства и что они делать не будут.

Читайте нас на Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/russtrat

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *